01:20 Прямой эфир
Боевой киносборник. 5-й Выпуск (12+)
02:10 Х/ф "Третья Мещанская" (12+)
03:40 Х/ф "Крейсер "Варяг" (12+)
05:05 Боевой киносборник. 2-й Выпуск (12+)
06:00 Аты-баты. Герои войны 1812 года. 2 Часть (6+)
                        array(1) {
  [0]=>
  array(14) {
    ["ID"]=>
    string(5) "31367"
    ["~ID"]=>
    string(5) "31367"
    ["NAME"]=>
    string(2) "fb"
    ["~NAME"]=>
    string(2) "fb"
    ["PREVIEW_PICTURE"]=>
    array(4) {
      ["src"]=>
      string(55) "/upload/iblock/cc2/cc25cd5c88787380d6008419145e845a.png"
      ["width"]=>
      int(240)
      ["height"]=>
      int(300)
      ["size"]=>
      string(5) "42307"
    }
    ["~PREVIEW_PICTURE"]=>
    string(4) "5477"
    ["PROPERTY_VIDEO_VALUE"]=>
    NULL
    ["~PROPERTY_VIDEO_VALUE"]=>
    NULL
    ["PROPERTY_VIDEO_VALUE_ID"]=>
    NULL
    ["~PROPERTY_VIDEO_VALUE_ID"]=>
    NULL
    ["PROPERTY_LINK_VALUE"]=>
    NULL
    ["~PROPERTY_LINK_VALUE"]=>
    NULL
    ["PROPERTY_LINK_VALUE_ID"]=>
    NULL
    ["~PROPERTY_LINK_VALUE_ID"]=>
    NULL
  }
}
                    
Прямой эфир
Боевой киносборник. 5-й Выпуск (12+)
02:10 Х/ф "Третья Мещанская" (12+)
03:40 Х/ф "Крейсер "Варяг" (12+)
05:05 Боевой киносборник. 2-й Выпуск (12+)
06:00 Аты-баты. Герои войны 1812 года. 2 Часть (6+)

Сыскное бюро пана Ковальчика на службе Советской разведки

25 декабря 2018

В истории Советской разведки подобный случай сотрудничества не был единичным, резидентура часто вербовала частных детективов, нотариусов и всех, кто мог, не привлекая внимания, добывать нужный разведке объем информации. 

Но в годы становления службы советской внешней разведки, этот случай сотрудничества был единичным и поистине уникальным и началось оно практически с момента назначения начальником «легальной» резидентуры в Германии Владимира Бустрема подходом в руководстве разведкой

1315898856_259095.jpg 

Перед Бустремом была поставлена задача активизировать работу по линии политической разведки и усилить ее «солидными» осведомителями. При Бустреме у советской разведки появились осведомители в МИДе Германии и Франции, в польской миссии в Берлине и в других значимых государственных и общественных структурах. 

А в этом случае агент сам вышел на связь с резидентурой и предложил сотрудничать. До того, как стать частным детективом Ковальчиком, наш герой носил фамилию Шмидт. Родился он на Украине в семье немецкого колониста, до Первой мировой войны владел мельницей и маслобойней.

В 1914 году Шмидт был выслан из Киева в Одессу, где был направлен на службу в одесский уголовный розыск переводчиком, он знал несколько иностранных языков, а позже стал служить в сыске. Приобретя опыт работы в расследовании преступлений, Шмидт уехал в Польшу, где сменил имя и стал паном Ковальчиком. В начале 20-х годов пан Ковальчик приехал в Берлин и открыл там частное детективное бюро.

Ковальчик был умен и обаятелен, он быстро завел прочные связи в полицейских кругах Германии и работающих там консульствах разных стран. Вплоть до августа 1937 года от детектива поступала важная информация для контрразведки. Одним из важнейших документов, которые добыл Ковальчик, был список русских эмигрантов, активно сотрудничающих с гестапо.

В 1925 году пан Ковальчик проявил инициативу и вышел на контакт с советской резидентурой в Берлине. Ковальчик предоставил советскому полпреду материалы, которые разоблачали фальсификатора «Документов Коминтерна» Дружиловского. 

Эта информация пришлась ко времени, и с Ковальчиком были установлены конспиративные отношения, которые продолжались более 12 лет. С помощью Ковальчика берлинская резидентура проверяла всех своих будущих агентов.

Ковальчик исправно поставлял информацию, но внезапно, 21 января 1935 года при выполнении задания был задержан один из сотрудников его сыскного бюро, а сразу за ним и сам Ковальчик. В полиции он провел около месяца, что очень обеспокоило берлинскую резидентуру – через детектива проверялась перед вербовкой почти вся агентура. Но проверка пана Ковальчика показала, что от своих принципов работы на разведку он не отступился.

В 1937 году Ковальчик попадает в гестапо, руководство из Центра озабочено не арестом, а тем, что Ковальчика довольно быстро отпускают из застенков, под предлогом того, что собрано недостаточно улик для обвинения Ковальчика в шпионаже в пользу Советского Союза. 

Возникли серьезные подозрения в его перевербовке, которые со временем были развеяны тщательными проверками. А после войны были найдены и документальные подтверждения из архивов гестапо, что Ковальчик не был двойным агентом.

В 1941 году, перед началом войны с Германией Павел Журавлев, служивший начальником отдела ИНО составил на Ковальчика подробную справку, в которой высоко оценил сотрудничество с сыскным бюро, и особо отметил, что за все время работы с Ковальчиком не было ни одного провала или раскрытия агентов, к вербовке которых имел отношение Ковальчик.

С началом войны связь с Ковальчиком была прервана и восстановить ее удалось только после Победы, но Ковальчик был уже не молод, его возраст приближался к семидесяти и строить далеко идущие планы на дальнейшее сотрудничество было бессмысленно.