Прямой эфир
Х/ф "Валерий Чкалов" (12+)
11:05 Аты-баты. Северная война. Нарва (6+)
11:20 Знай наших. Александр Бутлеров (6+)
11:40 Д/ф "10 ударов Победы" ()
12:00 Аты-баты. Слово о полку Игореве (6+)

Крузенштерн

12 сентября 2017 в 10:52

Крузенштерн

Капитаны начала нынешнего столетия, оказавшие крупные услуги в свое время, послужат в будущем примером любви и преданности делу. Будущим морякам предстоит плавать не с теми кораблями и не с теми средствами, но можно пожелать, чтобы в них была та же любовь к изучению природы.

Адмирал С. О. Макаров.

Бывают события, которые становятся вехой, новой точкой отсчета в истории. К таким событиям можно отнести и кругосветную экспедицию Крузенштерна в истории русского флота и русской географической науки.

Адам Иоганн фон Крузенштерн (которого позже, по русской традиции, будут называть Иваном Федоровичем) родился 8 ноября 1770 года* в Нюландской губернии, на территории будущей Финляндии.

В пятнадцать лет мальчика отдали в Морской кадетский корпус, который позже он вспоминал с ужасом, несмотря на то, что впоследствии в жизни ему многое пришлось пережить.

После трех лет учебы, в 1788 году, Крузенштерн преждевременно окончил образование: Россия воевала на два фронта – с Турцией и Швецией, и морских офицеров очень не хватало. Так восемнадцатилетний Иван Крузенштерн был отправлен на боевую службу.

Ивану Крузенштерну неожиданно повезло. Его назначили на корабль «Мстислав», которым командовал капитан Григорий Иванович Муловский. До войны Муловский готовился отправиться в кругосветную экспедицию и заниматься научными исследованиями «между Камчаткою, Япониею и Америкой», но после начала боевых действий поход отменили.

Вероятно, Муловский обратил внимание на юного гардемарина, который служил «за мичмана». Во всяком случае, идея русской кругосветной экспедиции впервые заинтересовала Крузенштерна именно на «Мстиславе».

4К.jpg

Первым боем для Крузенштерна стало Гогландское морское сражение. Крузенштерн воевал под командованием С. К. Грейга, героя Чесмы. Перед сражением Грейг устроил боевые учения, потому что на эскадре было много матросов-рекрутов, впервые оказавшихся на кораблях.

Несмотря, что у шведов был перевес в артиллерии в полтора раза, Грейг сумел переломить сражение в свою пользу. Он сосредоточил основной удар на шведском авангарде. Артиллерийская дуэль кончилась в пользу русских. В плен был захвачен шведский корабль «Принц Густав».

О том, что в это время происходило на «Мстиславе» можно судить по следующим цифрам: корабль получил 116 пробоин в бортах. За сражение при Гогланде Муловский получил орден св. Георгия 4 степени. Нет ничего удивительного, что гардемарин Крузенштерн видел в Муловском пример, достойный подражания.

Муловский погибнет спустя год, во время Эландского морского сражения. «Григорий Иванович, будучи первый в оном, вел весь флот, и главное стремление шведа было на него; неприятель отрядил семь кораблей, чтоб бить конец нашего правого фланга, и я своими глазами видел, что корабль Григория Ивановича вместо того чтоб прижиматься к своим, подвигался сколько мог вперед к неприятелю и против ветру, дабы удобнее сразиться вблизи, чего шведы крайне убегали», –  напишут позже очевидцы. На «Мстиславе» повредило мачты, и когда Муловский пошел осмотреть повреждения, его убило ядром.

Крузенштерн был в тот день на «Мстиславе», и гибель Муловского не могла не оказать на него сильнейшего влияния.

Позже будут Ревельское и Выборгское сражение. В последнем Крузенштерн сумеет отличиться, взяв в плен контр-адмиральский корабль «София-Магдалина». За этот подвиг Ивана Федоровича произвели в лейтенанты.

В 1793 году Крузенштерна командировали волонтером за границу – учиться на английском флоте, который считали тогда образцовым.

Эта командировка многое дала молодому офицеру. Крузенштерн впервые увидел Англию, Северную Америку и Индию. Но куда более важными оказались идеи, которые возникли у Крузенштерна во время этих странствий.

Крузенштерн задумался о необходимости развития в России морской торговли – одного из самых эффективных в то время способов накопления капитала. Он отмечал, что торговля – «обширный источник богатства и блага народов». Рост морской торговли могло бы стать мощным стимулом для российской экономики. Он считал необходимым торговать с азиатскими странами, такими как Китай, Япония, Индия…

На проекты Крузенштерна долгое время не обращалось никакого внимания, и когда Иван Федорович окончательно отчаялся увидеть что-либо из своих планов реализованным, его назначили руководителем кругосветной экспедиции.

Из-за семейных обстоятельств для Крузенштерна это было не совсем удобно: он недавно женился на Юлии Шарлотте фон Таубе, и они ждали первого ребенка. Когда Иван Федорович стал отказываться, просить назначить кого-нибудь другого, ему сказали, что в таком случае проект не будет реализован.

Не без сожалений, Крузенштерну пришлось готовиться в путь. Неожиданным для Ивана Федоровича оказалось то обстоятельство, что к экспедиции присоединяют дипломатическую миссию Японию, страну, с которой Россия до этого имела мало контактов. Руководить миссией должен был граф Резанов, который Крузенштерну сразу не понравился.

Крузенштерн сам подбирал офицеров и матросов в экспедицию. Причем, в отличие от обычной практики, участие в экспедиции было делом добровольным. В числе участников были мичман Беллинсгаузен – будущий открыватель Антарктиды, и Отто Коцебу, впоследствии известный путешественник. Но в то время они оба были очень молоды.

7 августа 1803 года началась первая русская кругосветная экспедиция. У Крузенштерна было два шлюпа – «Надежда» и «Нева». «Надеждой» командовал сам Крузенштерн, «Невой» –  капитан-лейтенант Юрий Федорович Лисянский. Резанов путешествовал на «Надежде» и даже делил каюту с Крузенштерном, что, естественно, не улучшило их отношений.

После сильнейшего шторма в Скагерраке, во время которого «Надежда» и «Нева» потеряли друг друга, Крузенштерну пришлось для починки зайти в английский порт Фальмут, где он и нашел «Неву». Лисянский пришел к условленному месту раньше.

Дальше была Атлантика. На Тенерифе русскую экспедицию ждал теплый прием, хотя русские корабли сюда заходили впервые. Путешественники смогли пополнить здесь запасы.

26 ноября 1803 года русские корабли впервые достигли экватора. Крузенштерн устроил традиционное для европейских кораблей празднество с Нептуном, роль которого исполнял один из матросов.

В середине декабря экспедиция прибыла к берегам Бразилии. Правда, остановку Крузенштерн сделал у острова св. Екатерины (Санта-Катарина). Иван Федорович был очень занят починкой кораблей и пополнением запасов, и поэтому у него не нашлось времени возмутиться рабством негров, о котором много писали другие участники. Зато это сделал Макар Ратманов, соратник Ушакова: «Заключить могу правильно, что в иных местах ценят более баранов, чем сих здесь черных подобных нам человеков».

3 марта нового,1804 года «Надежда» и «Нева» первыми из русских кораблей обогнули мыс Горн. Буря, случившаяся через три недели после этого, на долгое время разлучила русские суда.

Несмотря на договоренность с Лисянским встретиться у о. Пасхи, Крузенштерн отправился к Маркизским островам. Перед заходом на острова Иван Федорович приказал своим подчиненным не  обижать туземцев.

5К.jpg

Крузенштерн познакомился с королем острова и королевской семьей и наладил с ними хорошие отношения. Но достать свиней и пополнить таким образом запасы экспедиции Крузенштерну здесь не удалось.

10 мая «Нева» подошла к острову Нукагиве. Маленький отряд воссоединился вновь. Оставаться дальше на Маркизских островах было незачем, и спустя неделю русские мореплаватели покинули эти берега.

Когда корабли достигли Гавайских островов, Крузенштерн, опасаясь, что у команды начнется цинга, вновь сделал попытку выменять мясо, но безуспешно. Местные жители готовы были его отдать лишь в обмен на ткань, а у Крузенштерна было лишь железо. И капитан принял решение самому идти к берегам Камчатки, а Лисянского отправить к Кадьяку, одному из Алеутских островов. Лисянский должен был отвезти туда товары для русско-американской компании.

14 июля «Надежда» уже стояла на рейде Петропавловска. Казалось, всё должно быть хорошо, но это было не так. Конфликт Крузенштерна и Резанова разгорелся с новой силой.

Проблема была в том, что Резанов выпросил ещё в Петербурге императорскую инструкцию, где он объявлялся командиром всей экспедиции. Однако смелости предъявить ее вовремя у него не достало. Впервые Крузенштерн увидел эту бумагу на Тенерифе. Конфликт тлел, то разгораясь, то затухая.

На стороне Крузенштерна были почти все моряки, на стороне Резанова – лишь представители посольства. Силы были явно неравны, и лишь прибытие в русскую гавань давало возможность решить вопрос.

Крузенштерн был очень возмущен. Не менее его возмущены были и другие. Так, Лисянский писал: «Рисковавши ежеминутно жизнью ради славы государя и Отечества, возможно ли нам было ожидать командующего столь важной экспедиции, который пред сим не видел почти моря?»

Крузенштерн принял решение сдать командование другому офицеру. Лисянский тоже отказывался быть командиром. Оба подали прошения об отставке.

Однако, несмотря на весь накал страстей, участникам пришлось помириться. И Крузенштерн, и Резанов сумели перешагнуть через личное самолюбие.

По пути из Петропавловска в Японию «Надежда» перенесла сильнейший тайфун и уцелела лишь чудом. На следующий день после бури выглянуло солнце, и моряки увидели японские берега. Крузенштерн наносил их на карту и давал имена незнакомым мысам. 8 октября путешественники достигли порта Нагасаки.

Отношения с японцами не сложились почти сразу. Резанову не удавалось взять верный тон. Посланник то угрожал мощью России и не хотел говорить не с кем, кроме губернатора, а потом оказывалось, что он готов общаться с кем угодно. Это не способствовало успеху дела.

Русскому посольству не удалось заключить торговый договор с Японией. Более того, император не принял подарки из Петербурга и запретил русским кораблям приближаться к японским берегам.

После неудачной дипломатической миссии Резанова  Крузенштерн смог наконец заняться научными исследованиями. Русские моряки проводили астрономические измерения, чтобы узнать координаты разных точек Японских островов, о которых в Европе известно было очень мало. Новым местам Крузенштерн давал имена Грейга, Строганова, Шишкова… Но эти названия не сохранились на современной географической карте.

6К.jpg

Крузенштерн также нанес на карту южную и восточную часть берегов Сахалина. Одному из безымянных мысов он дал имя капитана Муловского.

Из-за сильного течения реки Амура Ивану Федоровичу не удалось пройти вдоль западных берегов, и он остался в твердой уверенности, что Сахалин является полуостровом. Эту ошибку спустя много лет исправит Невельской.

После захода в Петропавловск, где моряки запаслись всем необходимым для дальнего пути, «Надежда» отправилась в китайский порт Кантон, где была назначена встреча с «Невой». Но корабль Лисянского пришел туда лишь через две недели.

На обратном пути, через две с половиной недели после пересечения Южного тропика, «Надежда» и «Нева» разлучились в тумане. Крузенштерн не очень из-за этого беспокоился, надеясь увидеться с Лисянским на острове св. Елены.

Когда Крузенштерн достиг условленного места встречи, он узнал, что Россия заключила Тильзитский мир с Наполеоном и начала войну с англичанами. Ивана Федоровича это беспокоило и потому, что Лисянский не заходил на остров св. Елены. «Взаимная безопасность требовала непременно находиться нам теперь вместе», - позже писал он.

Опасаясь нападения англичан, Крузенштерн не стал идти через Ла-Манш, а обошел с севера Британские острова.  19 августа 1806 года «Надежда» достигла кронштадтского рейда. По подсчетам капитана шлюп находился в плавании три года и 12 дней. «Нева» вернулась домой на две недели раньше.

После экспедиции Крузенштерн занялся обработкой материалов экспедиции. Итогом этих трудов стала книга «Путешествие вокруг света капитана Крузенштерна», которая стала событием для отечественной науки.

В 1814 году Крузенштерн ездил в Англию, чтобы ознакомиться с местными портами и новинками в судостроении. После этого путешествия он много лет трудился над фундаментальным «Атласом Южного моря». От этой работы у Ивана Федоровича сильно ухудшилось зрение.

Немалого труда стоило добиться напечатать этот атлас, потому что главой Морского министерства был француз И. И. Траверсе, который терпеть не мог Крузенштерна. Лишь после того, как сменилось начальство, путешественник смог наконец опубликовать свою работу.

В 1826 году Крузенштерн стал директором Морского корпуса. Он многое сделал, чтобы улучшить там качество образования. Именно Крузенштерн распределил по возрасту учащихся. Он организовал там обсерваторию и офицерские классы.

Нет смысла перечислять все награды, которые получил Крузенштерн за время своей долгой службы. Если верить «Русскому биографическому словарю», он был кавалером всех российских орденов. В 1841 году он получил звание адмирала.

1К.jpg

12 августа1846 года адмирал Крузенштерн скончался. Он был похоронен в Домском соборе Таллина.

После Крузенштерна было много русских кругосветных экспедиций. Русские моряки занялись исследованиями Мирового океана и внесли немалый вклад в географическую науку. Достаточно вспомнить имена Лазарева, Беллинсгаузена, Головнина, Коцебу, Макарова… Но заслуга Крузенштерна состоит в том, что он смог одолеть все преграды и организовать первую русскую кругосветную экспедицию. Первым всегда труднее.

*Все даты, которые не имеют отношения к первой русской кругосветной экспедиции, приведены по старому стилю.

Мария Пронченко