14:45

Прямой эфир

Х/ф "Насреддин в Бухаре" (6+)

16:10

Боевой киносборник. 4-й Выпуск (12+)

17:10

Д/ф «Суворовцы. Наука побеждать» (6+)

17:35

Д/ф "Способные на прорыв" 1 серия (12+)

Сабир Ибрагимов. Герой из крестьянской семьи

Сегодня мы делимся с вами бесценными воспоминаниями о настоящем герое Великой Отечественной войны Ибрагимове Сабире Халитовиче. Своими рассказами о своем героическом деде делится его внук. Материалы для этой статьи любезно предоставлены сотрудниками Астраханской научной библиотеки.

Сабир Ибрагимов

Я часто читаю пожелтевшие от времени фронтовые письма. Многие были написаны карандашом перед самым боем, в надежде остаться живым, если погибнуть, то написать  домой последнее письмо. 

Держа в руках ордена и медали, просматривая фронтовые фотографии, мне становилось как-то не по себе. Ведь эти награды были на лейтенанте Ибрагимове С.Х. даже тогда, когда он поднимал солдат в атаку на врага. А с фронтовых фотографий на меня смотрели люди,  которых уже нет в живых: кто-то из них погиб на фронте, кто-то дожил до победы. 

Мой дедушка, Ибрагимов Сабир Халитович, родился в 1905 году в селе Осиновчай Ново Репинского района Саратовской области. Родители его были крестьянами. С малых лет он батрачил, так как семья была большая – пять братьев. Два брата погибли во время войны. С 1922 — 1926 годы он работал чернорабочим Басольтреста в селе Нижний Баскунчак. 

Там же поступил в комсомол. В августе 1926 года решением райкома ВЛКСМ был послан на учебу в астраханскую советско-партийную школу, где учился до мая 1928 года. Решением губкома ВЛКСМ направлен в село Килинчи Наримановского района заведующим избой читальней и секретарем комсомольской организации. С 1930 — 1931 годы он являлся секретарем райкома ВЛКСМ Наримановского района. С мая 1932 года был мобилизован в  ряды Красной Армии. 

В декабре 1933 года был послан на учебу слушателем курсов политруков им. Ленина города  Москва, где учился по сентябрь 1934 года. 

Война застала Ибрагимова С.Х. в Урюпинском пехотном училище г. Урюпинск Сталинградской области, где он обучал будущих офицеров. Как и все, он рвался на фронт, подавал рапорта и добился своего. Приказом политуправления Северо-Кавказского военного округа был назначен комиссаром 1151 стрелкового полка 343 стрелкового дивизиона Южного фронта. С июля 1941 года начинает боевой путь тяжелым отступлением  и завершает победоносным походом до Берлина. 

В первые дни и месяцы войны трудно было поднять солдат в атаку. Немцы атаковали: самолеты бомбили нашу линию обороны, затем артобстрел, танки и пехота. У нас ничего этого не было. Значит, идти на верную смерть, но всем хотелось жить. В фильмах показывают, что командиры поднимают солдат с призывом «За Родину!», «За Сталина!». Да, это было, но не в 1941. 

В роты, батальоны просили прислать коммунистов. «Коммунисты вперед!» Право коммуниста первым подняться в атаку, показать пример другим, увлечь за собой и получить первую пулю. Люди поднимались в атаку и шли за ними на пулеметы, на страшный огонь врага. Без артиллерии и танков шли, умирали, но не сдавались. Это были настоящие люди, а не «члены партии» застойного периода. Таким настоящим коммунистом был мой дед, Ибрагимов С.Х.

В первые месяцы войны редко давали награды, а он получил орден Красной Звезды. Дед не писал в письмах и не рассказывал, за что получал ордена и медали, это говорит о его скромности. Или не хотел вспоминать, было больно за тех, кто погиб. С июля 1942 года началось крупнейшее сражение Второй мировой войны – Сталинградская битва. Генерал А.И. Родимцев вспоминает: «Сталинград был в огне. Пламя пожаров поднималось на несколько сот метров. 

Фашистские самолеты пролетали над головой. Не только земля, но и небо дрожало от взрывов. Тучи дыма и пыли резали глаза. Здания рушились, падали стены, коробилось железо. Казалось, что все живое здесь погибнет, но люди шли в бой…». Ибрагимов С.Х. был участником этой битвы, от героической обороны до победоносного  наступления. 

Волга стала главной артерией страны. По ней доставлялись фронту продукты питания, а главное, горючее для военной техники. Груженые корабли и баржи продвигались медленно и были легкой добычей для немецких самолетов. С войны у нас остались пристани на левом берегу Волги под названием «Пост-12», «Пост-16», где сейчас отдыхают астраханцы. Во время войны таких постов на Волге от Астрахани до Сталинграда было много. На них находились зенитные батареи. 

Во время налетов фашисткой авиации корабли укрывались на этих постах. Когда вражеские бомбы топили наши корабли, нефть горела, горела земля, горела Волга. В Астрахани на Комсомольской набережной поставили памятник «В память о погибших кораблях 1942 года», астраханцы чтят память своих  земляков и тех, кто в тылу ковал победу. 

Сабир Ибрагимов

Особую ценность представляет письмо из Сталинграда, которое спасло жизнь моей бабушке, Ибрагимовой Галие Шайхутдиновне, и её детям. Среди них была моя мама. Ей тогда было 10 лет. По воспоминаниям бабушки, вся семья жила в посёлке Приволжье Наримановского района г. Астрахани, но в августе 1942 года их поселили на территории Астраханского Кремля. 

В крепости собирали семьи коммунистов, родные которых воевали на фронте, для эвакуации по Волге через Каспийское море в Казахстан, так как немцы в первую очередь арестовали бы их. Нашим командованием рассматривался вариант падения Сталинграда. Астрахань «оставить», но создать мощное подполье. Возглавить подполье в Наримановском районе должна была Уразгалиева Алевтина Абдрашитовна, подпольное имя ее «Чайка». Она была долгое время директором школы № 20.  Создавались «схроны», т.е. склады с оружием и питанием для борьбы с врагом в тылу. 

Эвакуация шла, наступила очередь семьи Ибрагимовых. В 14.00 отправление, вещи собраны. Утром бабушка получает письмо от деда. Он пишет: «…из Астрахани никуда, никого не слушай, разгром немецкой армии неизбежен, если даже я не буду жить, увидишь сама и скажешь, что я был прав… для Астрахани опасности нет и не будет, живи, здравствуйся…». Письмо написано карандашом, возможно, перед боем, чтоб дать  весточку о себе, может, и последнюю. 

Бабушка послушалась деда и отказалась от эвакуации. Всей семьей они пошли провожать друзей и знакомых, но тут произошла страшная трагедия. Как только пароход отошел от причала, налетели немецкие самолеты. Средства оповещения ПВО сработали с большим опозданием. Пароход был потоплен, а тех, кто добирался вплавь, расстреливали  фашистские летчики из пулеметов. 

Галия Шайхутдинова обняла детей, закрывая их своим телом, бежала от этого ужаса. Им повезло, они остались живы. Сотни ни в чем неповинных людей: дети, женщины, старики  погибли. Если бы родные оказались на этом пароходе, их ждала та же участь. 

Моя мама вспоминает, когда семья жила в крепости, она училась в 3 классе. Шли уроки, школа находилась рядом со зданием, где сейчас находится министерство образования. Объявили воздушную тревогу. Ученики под руководством преподавателей организованно покидали школу и шли в бомбоубежище. И когда их класс уже был у входа, раздался ужасный свист и грохот, ученики побежали назад. 

А когда налет закончился, увидели, что прямо в пороге школы торчала огромная бомба, которая не взорвалась. По счастливой случайности моей маме во второй раз удалось спастись. Возможно, фашисты хотели уничтожить Астраханский Кремль, прекрасный исторический памятник, но, к счастью, промах, да и бомба не взорвалась. Кремль и крепость после реставрации радуют  астраханцев и гостей города своей красотой. 

Бабушка работала медсестрой в военном госпитале, которых в нашем городе было много. 

После разгрома немецких войск под Сталинградом в июле 1943 года мой дед, Ибрагимов Сабир Халитович, был направлен на курсы Академии им. М.В. Фрунзе, которые окончил. В декабре 1943 года был назначен заместителем командира по строевой части 12-го стрелкового полка 53-й стрелковой дивизии 2-го Украинского фронта. Победу встретил в Берлине. Был участником Парада Победы в Москве, где были представлены лучшие  представители фронтов, армий, дивизий, полков. 

В январе 1946 года демобилизован из рядов Красной Армии по болезни, сказались фронтовые раны. 

Подполковник в отставке был назначен секретарем Приволжского райкома партии, по тем временам это была высокая должность. Но честность, грамотность, критика вышестоящих чиновников, доносы привели к тому, что в августе 1949 года был уволен и исключен из партии. Из-за несправедливости сильно переживал, в результате случился инфаркт, долгое  лечение в госпитале. 

Но не сложил оружия фронтовик, он добивался правды и добился, доказал, что был прав, после чего его восстановили в партии. Эта победа далась нелегко и отразилась на здоровье.  Снова инфаркт. 

Бабушка вспоминает, что в те времена опасно было говорить правду о происходящих  событиях, особенно о политике правительства. 

Сабир Халитович делился с женой своими мыслями, говорил: «Что-то не так в стране, неправильно». Репрессии, показательные суды над «врагами народа». Со многими он работал, знал их как честных людей. Он никогда не давал показания, которые от него требовали, хотя мог и сам оказаться рядом с «врагами».

Мой отец, Самакаев Фарид Мухамеджанович, в 16 лет сбежал на войну после гибели на  фронте пятого брата. 

В письмах с фронта не было ни слова о трудностях войны, о ранениях. Оптимизм,  уверенность в победе, забота о детях. 

«… противник немало бросает на нас металла, но не достает и не достанет. Мы будем жить  и здравствовать». 

«Галя, солнышко моё! Детям дай все, а также возможность гулять и смеяться». 

В декабре 1955 года мой дед, Ибрагимов С.Х., скончался, не выдержало сердце фронтовика – третий инфаркт. Последние его слова: «Берегите Рафаэля и не несите меня мимо несправедливости». Внук был главной его радостью в последние годы жизни. Дорога на кладбище шла мимо райкома партии, где он работал и где его «свели в могилу». 

Но партийные чиновники распорядились по-своему. Похороны были «пышными», солдаты несли на подушках два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны, медали «За оборону Сталинграда», «За взятие Вены», «За взятие Берлина». Играл оркестр. Бабушка рассказывала, те, кто его оклеветали, травили, произносили речи. Да, трудная судьба! Пройти войну от Сталинграда до Берлина, от лейтенанта до подполковника, выжить и  умереть после победы в мирное время от несправедливости. 

Мне, Самакаеву Рафаэлю Фаридовичу, уже 63 года. Я пережил своего деда. Я единственный, кто видел его живым. Дедушка умер, когда мне было 2 года. Его правнуки гордятся своим прадедом. Когда мой сын, Артур, учился в школе — лицее, всегда готовил доклады, писал работы о своем прадедушке. Когда служил в горячей точке, то спрашивал меня: «А здорово будет, если я вернусь домой с орденом или медалью». То есть он хотел быть похожим на прадеда. «Да, но ведь это совсем другая война, вернись лучше живым и  здоровым!» — говорил ему я.

Сабир Ибрагимов

Артур часто перечитывал письма с фронта, перебирал ордена и медали. Скоро ему перейдет архив семьи Ибрагимовых, как когда-то перешел от сына к внуку, т.е. от Ибрагимова Дамира Сабировича к Самакаеву Рафаэлю Фаридовичу, а теперь к правнуку. Родные и близкие чтут память об Ибрагимове Сабире Халитовиче, всегда будут помнить его и передавать из поколения в поколение судьбу Настоящего человека.


Другие статьи
В раздел