18:55

Прямой эфир

Д/ф "Стальные магистрали: Олег Мошенко "Портрет в движении" (12+)

19:40

Д/ф "История одного обмана" (16+)

20:15

Х/ф "Егорино горе" (12+)

21:35

Д/ф "Стальные магистрали: Николай Гром: "И мчит вперед локомотив…" (12+)

Россия. Горная наука

Для Российского государства последствия Первой мировой войны (1914-1918), февральские и октябрьские события 1917 г. (свержение самодержавия и переход к качественно новой социально-экономической системе), гражданская война во многих регионах бывшей Российской империи (1918-1922/1923) оказались разрушительными. 

Людские потери от военных сражений, террора, голода, болезней и эмиграции, ущерб экономике и ее отраслям были колоссальными. Так, например, добыча полезных ископаемых в 1920 г. (по сравнению с 1913 г.) составила (по отдельным видам): железной руды – 5,3 %, медной руды – 0, 65 %, золота – 5,1 %, платины – 6,4 %. 

Горная наука

Страны Европы, участвовавшие в Первой мировой войне, смогли постепенно восстановить свой разрушенный экономический потенциал. Россия, имевшая в достатке уникальные (пока слабо изученные) природные и людские ресурсы, также имела возможности достаточно безболезненно «встать на ноги». 

Однако Россию настигло очередное испытание вселенского масштаба. Произошла кардинальная смена вех общественного развития. На смену неокрепшему капитализму в крестьянской и полуграмотной стране пришел не апробированный нигде в мире социализм. 

Власть абсолютной монархии сменилась советской властью. В результате этих кардинальных изменений Советская Россия встала перед проблемой выживания и развития, причем в отсутствии дружелюбного окружения. Россия могла рассчитывать только на собственные силы.

Надо отдать должное советской власти. В сложившихся исторических условиях она в целом правильно обозначила цели выживания и развития. В самых первых народнохозяйственных директивах было отмечено, что только полезные ископаемые, в первую очередь уголь, нефть и руды металлов с производящими и перерабатывающими их отраслями тяжелой промышленности, обеспечат развитие и безопасность страны (курсив автора).

В 1917 г. первым правительством Советской России – Советом народных комиссаров (сокр. «Совнарком») – был образован Высший Совет народного хозяйства (ВСНХ), которому было поручено управлять государственным сектором экономики и разрабатывать нормы регулирования экономической жизни страны. ВСНХ получил право конфисковывать частные предприятия, проводить принудительное объединение различных промышленных предприятий в синдикаты, концессии и другие формы собственности.

В 1920 г. был принят план ГОЭЛРО – государственный план электрификации России. Выполнение этого плана, несмотря на кажущуюся утопичность (так считали английский писатель-фантаст Г. Уэллс и многие другие), стало крупнейшим достижением советского периода.

Практическая перестройка механизма управления национализированными отраслями промышленности, начало объявленной новой экономической политики (НЭП) и реализации плана ГОЭЛРО совпали с постигшим Россию тяжелым стихийным бедствием. Поволжье, Северный Кавказ и Юг Украины были поражены засухой и неурожаем. В 1921 г. в России голодало более 30 млн человек. Бездействовали промышленность и транспорт. 

Добыча минерального топлива, в первую очередь угля и торфа, превратилась в политическую проблему выживания новой советской власти.

Разрушительные последствия событий 1914-1922/23 г. вызвали огромную потребность в инженерных кадрах всех отраслей и специальностей. Часть инженерного корпуса, враждебно настроенная к советской власти, покинула Советскую Россию или растворилась в бездне прошедших событий.

Чрезвычайно острой была проблема пополнения рабочих кадров. Например, в горнодобывающей промышленности нарушилась связь поколений, когда дети горнорабочих приходили на смену отцам и дедам. Многие из горнорабочих сгорели в котле военных и революционных событий. Резко сократился приток крестьянского населения в горнодобывающие отрасли, и советская власть была вынуждена, правда чуть позже, решать эту проблему насильственным путем.

Новой советской власти поневоле пришлось делать ставку на «старорежимных» ученых, инженеров и специалистов, оставшихся в Советской России. Именно они стояли у истоков восстановления народного хозяйства в переходный период от частной собственности к государственному регулированию. 

Следует назвать фамилии таких выдающихся ученых, как В.И. Вернадский, И.М. Губкин, В.Г. Шухов, Н.Е. Жуковский, А.П. Карпинский, В.А. Обручев, И.П. Павлов, А.Е. Ферсман и др. Они были признаны еще в Российской империи. Для воспроизводства новых, преданных идеалам социализма инженерных кадров в горнодобывающей и металлургической промышленности в стране открываются новые учебные заведения, например, Московская горная академия (1918), в начале 1930-х гг. преобразованная в несколько вузов горно-металлургического профиля, и др. За границу командируются специалисты для ознакомления с прогрессивными методами разработки полезных ископаемых, выявления возможностей приобретения горно-шахтного оборудования и др.

Горная наука

В ходе новой экономической политики (НЭП), провозглашенной в 1921 г. и свернутой в 1928 г., восстанавливались преимущественно торговля и сельское хозяйство. НЭП не мешал зарождению промышленности, но не мог создать тяжелую промышленность, транспорт и особенно горнодобывающие отрасли. 

Эту задачу могла решить только форсированная индустриализация в отдельно взятой стране. Курс на форсированную индустриализацию означал превращение России из страны, ввозящей технику и промышленные технологии, в страну, производящую собственные орудия производства и знания. Форсированный курс означал, что задачу создания тяжелой промышленности необходимо решить в максимально сжатые сроки. 

В 1929 г. был принят к реализации первый пятилетний народнохозяйственный план на период 1929-1933 годов. Огромное значение в этом плане придавалось форсированному геологическому изучению земной коры (поиск и разведка полезных ископаемых, геологическая съемка, картирование и др.) по всей территории страны. Большое количество геологических экспедиций, решая эти задачи, выполняли также функцию форпостов советской власти в малоизученных регионах страны.

Однако претворение курса на форсированную индустриализацию сопровождались сбоями в выполнении народнохозяйственных планов, многочисленными неполадками, авариями, ростом несчастных случаев, неэффективным использованием имеющейся техники в зарождающихся отраслях тяжелой промышленности. 

Объективных причин подобных негативных явлений было множество (острая нехватка квалифицированных специалистов и рабочих, низкий уровень производительности труда, нехватка современной техники и т.п.), однако государственные органы власти посчитали, что во всем виноваты «старорежимные» специалисты, якобы мешающие реализации социалистических установок. 

Именно по этой причине в отраслях горнодобывающей промышленности в 1920-1930 гг. прошли несколько судебных процессов, наиболее крупные из них так называемые «Шахтинское дело», «Дело Геолкома», «Дело Промпартии». 

Горная наука

Были дела и помельче: «О вредительстве в золото-платиновой промышленности» (1929); «О вредительстве в нефтяной промышленности» (1929-1931); «О вредительской и шпионской деятельности контрреволюционных групп в геологоразведочной промышленности» (1930-1932). 

Все эти судебные дела и процессы носили политический характер, к инженерам, техническим специалистам и даже высококвалифицированным рабочим стали применяться репрессии. И все же форсированная индустриализация достаточно скоро принесла свои плоды: в 1928 г. был превышен довоенный уровень (1913) по таким важнейшим показателям, как национальный доход, объем валовой промышленной продукции и производства средств производства. 

В 1930 г. был вдвое превзойден довоенный уровень промышленного производства. К l936 г. производительность труда в промышленности превысила довоенный уровень более чем в 2,5 раза по годовой выработке и более чем в 3,5 раза по часовой выработке.

Вместе с тем заметные успехи в реализации программы форсированной индустриализации во всех отраслях народного хозяйства требовали неотложных мер по активизации человеческого фактора, самой эффективной из которых были бы методы ускорения научно-технического прогресса, рационализация производства и труда и т.п. 

Это было дорого и, пока что, труднодостижимо. Поэтому государственные органы власти выбрали наиболее простой и недорогой путь активизации человеческого фактора – создать культ передовика и новатора производства. Требовалось всего лишь найти достойных для подражания людей. Такие люди нашлись в угольной промышленности.

В 1932 г. по инициативе донецкого шахтера Никиты Изотова началось соревнование за высокую производительность труда, за досрочное выполнение государственных планов. Дальнейшее развитие соревнование получило в 1935 г., когда горнорабочий шахты «Центральная-Ирмино» Алексей Григорьевич Стаханов за смену превысил норму добычи угля отбойным молотком в 14 раз. 

Это событие инициировало зарождение «Стахановского движения» – массового социалистического соревнования за достижение наивысшей производительности труда. Это движение сыграло существенную роль в повышении производительности труда во многих отраслях народного хозяйства. Угольная промышленность вообще сыграла выдающуюся роль в реализации программы форсированной индустриализации. 

Для угольной промышленности форсированная индустриализация означала строительство новых шахт, техническое перевооружение действующих шахт, освоение новых угольных месторождений в Сибири, на Крайнем Севере (Печорский бассейн) и Дальнем Востоке. 

В период 1929-1940 гг. в различных угледобывающих регионах СССР были введены в эксплуатацию сотни угольных шахт. В то время первой угольной базой страны считался Донецкий бассейн, которому и уделялось основное внимание. 

Горная наука

Однако в первом и последующих довоенных народнохозяйственных планах СССР значительно большее внимание стало уделяться созданию второй угольной и индустриальной базы – Урало-Кузнецкого угольно-металлургического комплекса, третьей угольной базы – Карагандинского бассейна, располагавшего большими запасами ценных коксующихся и энергетических углей. 

И, наконец, в 1934 г. началось освоение Печорского угольного бассейна – четвёртой угольной базы страны. Стратегическая целесообразность и дальновидность форсированной угольной политики наглядно проявилась в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., когда были временно оккупированы Донецкий и Подмосковный угольные бассейны, и военная экономика страны выживала в основном за счет уральского, сибирского и казахстанского углей.

Огромную роль в победе над фашисткой Германией сыграл горнозаводской Урал, где за счет уникальной минерально-сырьевой базы ковали победу топливные, металлургические и оборонные предприятия. Урал превратился в один из главных центров жизнеобеспечения военной экономики, стал «опорным краем» СССР. 

Великая Отечественная война, ее тяготы взрастили целую когортугорнопромышленников-государственников, которые внесли огромный вклад в развитие минерально-сырьевого комплекса СССР в послевоенное время и на длительном протяжении существования советской эпохи. 

Их имена не лишним будет знать юному поколению нашей современности. Привести полный список таких имен – непосильная задача, для этого надо пролистать различные многотомные энциклопедии. Поэтому назовем всего лишь несколько выдающихся имен, которые, на взгляд автора, олицетворяли мощь и достижения советской горной промышленности и горной науки.

К фундаментальным достижениям эпохи СССР в первую очередь необходимо отнести: создание мощной тяжелой промышленности и электроэнергетики; создание «ядерного щита», способного до сих пор защитить страну, и атомной энергетики; освоение космического пространства; создание экспортно-ориентированных отраслей горной промышленности (нефть, природный газ, золото, алмазы и некоторые другие полезные ископаемые).

Эпоху позднего СССР называют «эпохой застоя». Считается, что именно этот застой привел к краху СССР. Однако это не совсем так. Мировая экономика на тот момент находилась в индустриальной стадии, и экономика СССР отвечала ее основным параметрам. 

Советская промышленность выпускала вполне конкурентоспособную высокотехнологичную технику военного (и иногда гражданского) назначения, а социальная структура общества оставалась достаточно однородной без ярко выраженного деления на «бедных» и «богатых».

Горная наука

Серьезное отставание началось в тот момент, когда экономики развитых стран постепенно начали входить в новую постиндустриальную формацию. Советский Союз тоже пытался перестроиться, но идеологические шоры, боязнь партийного руководства плавно перейти к рыночным отношениям, хотя бы на уровне мелкого предпринимательства, упор на неустойчивую экспортно-сырьевую модель экономического развития и др. «консервировали» будущее развитие СССР. 

С его трагическим распадом в конце 1991 г. пришлось выстраивать новую модель социально экономического развития в отдельно взятой стране под названием Российская Федерация. Опять же, никто в мире первым не переходил от социализма к капитализму. В заключение этой статьи отметим, что на Россию (РСФСР) в составе СССР приходилось примерно 70 % производства электроэнергии, 90 % добычи нефти, более 50 % добычи угля, 40 % добычи железной руды, более 50 % всех видов минеральных удобрений и т.п.

∙ В статье использованы материалы члена Союза писателей России, горного инженера  В.Д. Груня.